ЗОНА Политики - всё о политике и политиках в Украине

ЗОНА Политики - всё о политике и политиках в Украине

«Искатели» (1956)

Критики часто отмечали, что у Джона Уэйна было только два выражения лица — в шляпе и без неё, но своими ролями в лентах Джона Форда и Говарда Хоукса он доказал, что у него имеется больший драматический диапазон, чем считали многие зрители. «Искатели» (The Searchers) Форда, их величайшее совместное достижение, где Уэйн продемонстрировал лучшую игру в своей карьере, изобразив мстительного и противоречивого Итана Эдвардса.

До «Искателей» Уэйн сыграл в любопытном вестерне «Хондо» (1953), снятом в Юте и Мексиканской пустыне Batjac Productions (собственной кинокомпанией Уэйна). Он был основан на романе Луи Ла’Амура «Дар Кочиза» (A Gift of Cochise). Фильм рассказывал историю индейца полукровки, курьера кавалерии США, Хондо Лейна (Уэйн) и его собаки Сэма (играет Лесси), а также отношений Хондо с поселенкой Энджи Лоу (Джеральдин Пейдж) и ее сыном Джонни. На дворе 1870 год, окрестности терроризируют апачи Витторио (Майкл Пэйт), поэтому Хондо и кавалерия ведут поселенцев в безопасное место, в конце подвергаясь впечатляющей атаке на круг из фургонов, великолепно поставленной координатором трюков Клиффом Лайонсом. «Хондо» был снят в 3D и боевые сцены активно эксплуатировали это. Он рекламировался как «Хондо: самый потрясающий человек, какого вы когда-либо видели». В прочих ролях снялись Уорд Бонд и будущая звезда «Дымка из ствола» высоченный Джеймс Арнесс, сыгравшие армейских разведчиков Баффало Бейкера и Ленни (Уэйну предложили главную роль в «Дымке из ствола» в 1955 году, но вместо себя он рекомендовал Арнесса, сделав его звездой). «Хондо» представил Уэйна невероятным героем — с характерной походкой и медлительностью —и заработал 4,1 миллиона долларов в США.

Форд использовал роман Алана ЛеМея «Искатели», уходящий своими корнями в реальную историю похищения Синтии Энн Паркер (позже мать военачальника Куанна Паркера) из форта Паркерс команчами в 1836 году, в качестве основы для своего следующего фильма с Уэйном. В книге героя Итана Эдвардса зовут Амос и сюжет более прямолинеен, чем в кино. Форд написал сценарий, действие которого происходит в Техасе 1868 года, вместе с Фрэнком С. Ньюджентом в начале 1955 года и передал его братьям Уорнер, которые согласились предоставить бюджет в размере 2,5 миллиона долларов.

Группа команчей Навецки во главе с вождём Шрамом нападает на техасскую усадьбу Аарона Эдвардса, убивает Аарона, его жену и 14-летнего сына, похищает дочерей – подростка Люси и 11-летнюю Дебби. Итан, младший брат Аарона, недавно вернувшийся с Гражданской войны, присоединяется к отряду техасских рейнджеров, идущих по следу налётчиков. Мартин Поли, приемный сын Аарона, наполовину индеец чероки, и Брэд Йоргенсен, парень Люси, также отправляются в путь. Попав в засаду команчей, рейнджеры убегают, оставив Итана, Мартина и Брэда продолжать поиски. Брэд гибнет, когда нападает на лагерь команчей после того, как Люси находят убитой. Мартин и Итан продолжают путь пять долгих лет, в конце концов выследив команчей в Нью-Мексико. Там они встречаются лицом к лицу со Шрамом и видят Дебби, которая теперь одна из наложниц Шрама, потому вынуждены уйти без нее. Когда Навецки оказываются в окрестностях ранчо Эдвардса еще раз, Итан, Мартин, рейнджеры и кавалерия США атакуют их, но не раньше, чем Мартин спасает Дебби. В бою Мартин убивает Шрама, а Итан снимает с него скальп, после чего искатели возвращают Дебби домой.

Форд выбрал Уэйна на роль Итана, а сердцееда-подростка Джеффри Хантера (чье настоящее имя было менее резким - Генри Герман Маккиннис-младший) в качестве его компаньона Мартина Поли, описанного в сценарии Ньюджента человеком с «индейскими прямыми волосами и глазами белого». Хантер был очень похож на молодого Генри Фонда. Позднее он появлялся как адвокат в «Сержанте Ратледже» Форда (1960), как Иисус Христос в «Короле королей» (1961) и в роли капитана Пайка в пилотной серии телесериала «Звездный путь» (1966), прежде чем внезапно умер в 1969 году.

Натали Вуд получила роль Дебби, поскольку прославилась как номинантка на Оскар за «Бунтаря без причины» (1955), а её младшая сестра Лана сыграла 11-летнюю Дебби в первых сценах.

Завсегдатай фильмов Форда Уорд Бонд сыграл преподобного капитана Клейтона: «С божьей книгой в одной руке — и револьвером в другой», — как утверждали постеры. Хэнк Уорден исполнил роль старого простака-скитальца Моуза Харпера, который не хочет ничего, кроме крыши над головой и кресла-качалки у очага. Гарри Кэри-младший сыграл Брэда (его мать, Олив, сыграла экранную мать - миссис Йоргенсен), он вспоминал, что на съемочной площадке «Уэйн не шутил… как обычно. Итан всегда был в его глазах». Кэри-младший поссорился с Фордом по поводу даты начала следующих съемок актера («Клуб Микки Мауса»), и Форд не разговаривал с ним следующие пять лет. Лук, женщину-команч, на которой Мартин случайно женится во время своего путешествия, сыграла Беула Арчулетта. А вождем Шрамом стал уроженец Берлина, голубоглазый Генри Брэндон из «Бледнолицего» (1948) и «Вера Крус» (1954).

Бывшая королева красоты Вера Майлз стала звездой популярного 3D вестерна «Атака на реке Фезер» (1953), но только роли в фильмах Форда (Лори в «Искателях», Холли в «Человек, который застрелил Либерти Вэлэнса») и Хичкока («Не тот человек» (1957), «Психо» (1960)) полностью раскрыли её талант.

Комик Кен Кертис, ранее появлявшийся среди Сынов Пионеров и игравший ковбоев в сериалах, исполнил роль навязчивого поклонника Лори, сержанта рейнджеров Чарли Маккорри, который появляется у Йоргенсенов с «гитарой» и заманчиво произносит: «Знаете, у меня есть для вас вкусняшки». Позже его раздражающий смех («Ха! Ха! Ха!») и его обращение к Мартину: «Я был бы благоден, если вы отдали мне мою не-на-глядную», — демонстрируют Кертиса в его лучших сценах. Он женился на дочери Форда Барбаре в 1952 году и играл небольшие роли во многих фильмах тестя. Он также сыграл седого Фестуса в телесериале «Дымок из ствола».

Съемки начались в марте 1955 года в Колорадо, в Ганнисоне. 7-й кавалерийский полк переходит вброд замерзшую реку и загоняет команчей обратно в резервацию. В сценах катания по снегу участвовали Итан и Мартин. Стадо буйволов было снято в Национальном парке Элк-Айленд в Эдмонтоне, Канада. Подготовка ко второй части съемочного процесса, в Долине Монументов, началась во время зимних дождей в начале 1955 года, когда с нуля построили две усадьбы: деревянную Йоргенсенов у Митчелл Бьютт и Эдвардсов в глинобитном здании у Сентинел Меса. Строители воздвигли целую деревню, чтобы разместить всех работавших на Warner Bros; всего было 258 человек актеров и съемочной группы. На перекрестке деревни указатель показывал пересечение «Голливудского бульвара» и «Вайн-стрит». Для съемочных тележек были проложены рельсы, а платформы для кинокамер оснастили кранами, способными выдержать тяжелое оборудование.

В Долине Монументов снимать начали 16 июня. Первой сценой было возвращение Итана, запечателенное где-то между Грэй Вискерс и Митчелл Бьютт. В Долине снималось несколько сцен скачек (бросок рейнджеров к реке, нападение на деревню Шрама у слияния каньонов, называемого «Семь пальцев Бразоса»), часть путешествия Итана и Мартина, включая Касл-Рок, Миттенс, Сентинел Меса и дилижанс. Вуд вспоминала, как во время съемок то, что она загорала в купальнике, оскорбило местных навахо. При работе над знаменитой сценой, где Итан ругает Мартина и Брэда, после обнаружения обнаженного тела Люси, которую снимали очень рано утром, камера загадочным образом перестала работать, и актерам пришлось повторять сцену. Только позже выяснилось, что Уорд Бонд отключил камеру, чтобы подключить свою электрическую бритву для утреннего бритья. Когда Брэд самоубийственно нападает на команчей посреди пустыни, на заднем плане видны Грэй Вискерс и Митчелл Бьютт (географически дом Брэда на самом деле у Митчелл Бьютт). Лагерь Итана и Мартина снимали рядом с Санд-Крик с его характерными дюнами, в местности под названием Санд-Спрингс. Пустыня в Нью-Мексико и лагерь команчей были сняты возле скал Тотем Поул и Йей Би Чеи, а искатели позже укрылись в пещере Победы. Рейнджеры обнаруживают забитый скот Йоргенсена и понимают, что Шрам устроил рейд для нападения на фермы, на фоне северного вида Долины Монументов (Элефант-Батт, Клай Бьютт и Кэмел Бьютт). Рейнджеры готовятся к атаке перед Миттенс и Меррик Бьютт. Вторая съемочная группа сняла речной бой, инсценированный на реке Сан-Хуан. Знаменитый последний кадр с Уэйном, уходящим от двери дома Йоргенсена, был запечатлен 3 июля. Тогда у Уэйна было сильное похмелье. Его поза со скрещенными руками являлась данью уважения звезде вестернов Гарри Кэри-старшему, который часто принимал её в своих лентах - его вдова Олив Кэри играла в сцене миссис Йоргенсен и была глубоко тронута жестом кинозвезды.

Местные навахо, в том числе Перо-в-Шляпе Мл., Перси Стреляющая Звезда, Улыбчивая Белая Овца, Боб Много Мулов и его сын, сыграли команчей, их дублировали каскадеры в кадрах с прыжками и падениями с лошадей. Эти всплески действия – в частности, атака рейнджеров у реки и последнее нападение на стоянку Шрама — были тем, что Форд называл «вспышками». Камеры зарывали в ямы, чтобы всадники перепрыгивали их, а лошади были защищены мягкими наколенниками на ногах. Каскадер Чак Роберсон дублировал Шрама в сценах верховой езды, а также сыграл рейнджера, которому сказали снять шпоры на свадебной церемонии. Каскадер дублировал Хантера, когда тот прыгал с горы (Форд-Поинт) в лагерь Шрама, находившийся в залитой лунным светом долине. Съемки в Долине Монументов завершились 13 июля.

Затем съемочная группа работала в Голливуде, перейдя к заключительному этапу, съемкам интерьеров и студийных «экстерьеров», сооруженных в павильонах RKO-Pathé (New York Times жаловалась, что эти декорации выглядят как «витрины туристических магазинов»). Были сняты речные сцены с туманом, крупные планы заснеженных Уэйна и Хантера, засада в лагере, устроенная бесчестным торговцем Футтерманом и его компанией, то как Дебби прячется на кладбище от Шрама и ночной лагерь Шрама перед финальной схваткой. В общем съемки заняли 49 дней, завершившись 13 августа. Последними в интерьерах павильона Stage 15 были сняты сцены в каньоне Бронсон, где Уэйн загоняет Дебби в угол пещеры, и произносит речь «переворачивающую всё». Постпродакшен закончился в январе 1956 г.

Запад Форда — пустынная, безлюдная земля, где получение двух писем в год является поводом для праздника. Жизнь поселенцев предполагает только лишения, скудные доходы и пронизана цинизмом, впервые проникнувшим в вестерны Форда. Из двух семей, показанных в фильме, одна уничтожена команчами, другая теряет сына. Миссис Йоргенсен отмечает: «Когда-нибудь эта страна станет прекрасным, хорошим местом для жизни. Может быть, понадобятся наши кости в земле, прежде чем это время наступит.»

Итан — самый сложный персонаж, которого Уэйну когда-либо предлагали сыграть — расист, который также способен на нежность, убийца, который признается в невысказанной любви. Итан возвращается с Гражданской войны с опозданием на три года, и есть намек, что он, возможно, находится в розыске. Конфедерат, он расплачивается «долларами янки, только что отчеканенными» и рейнджер отмечает, он подходит под «множество описаний». В сценарии Наджента ясно указано, что Итан сражался в Мексике – монеты и медаль, принадлежащие Итану, соответствуют времени Мексиканской революци эпохи Максимилиана. Позже, попав в засаду, Итан стреляет в мошенника Футтермана и двух его приспешников в спину, немыслимое действие для обычного экранного героя Уэйна, заставляя предполагать, что он преступник.

Желание Итана отомстить и его ненависть к команчам — движущая сила картины. Одна из причин его поисков - месть за смерть Марты, в которую он был влюблен. С того момента, когда Итан инстинктивно бросает чехол своей винтовки (когда он впервые видит горящую ферму своего брата) Итан лишь контролирует свои действия. Он прерывает молитвы на семейных похоронах Эдвардсов, чтобы ускорить отъезд в погоню за Шрамом, рявкнув: «Положи аминь на это». В мексиканской закусочной Итан узнает, где расположен лагерь вождя Цикатриса. Уэйн швыряет свой стакан с текилой в очаг, и свист пламени подчеркивает настроение Уэйна, произнесящего реплику «Цикатрис по-мексикански значит Шрам», визуализирующую Итана, горящего жаждой мести.

Отношение Итана к команчам граничит с расизмом. В одной из сцен Итан встречает стадо буйволов и начинает отстреливать как можно больше, рассуждая что, убивая их, он лишает племя еды. Когда отряд находит мертвого команча, похороненного под плитой из песчаника, ритуально очерчивающего могилу, Брэд бьет труп камнем. Итан вытаскивает револьвер, заканчивая тем, вышибает выстрелами команчу глаза. По словам Старины Моисея, без глаз воин не может войти в мир духов и должен вечно скитаться «между ветрами». В речной битве Итан продолжает стрелять из своего Винчестера в воинов Шрама, даже после того, как они обращены в бегство. На вершине безумия Итан сообщает Брэду новость о том, что труп, который Брэд видел в лагере команчей в голубом платье, не Люси, а воин в платье Люси. Итан нашел Люси на тропе, завернул ее в свое пальто Конфедерации и похоронил. Брэд начинает спрашивать, страдала ли она. «Что ты хочешь, чтобы я сказал? — кричит Итан. — Описать в красках, в деталях? Никогда не задавай этот вопрос мне, пока жив, никогда не проси меня снова.»

Фаталистический, бесконечный поиск подкрепляется повторяющейся мантрой Итана: «Тот день наступит». В белой снежной мгле, когда он и Мартин вынуждены повернуть назад в Техас в первый раз, Итан говорит сквозь зубы: «Мы найдем их, это точно так же, как то, что земля крутится». Середина поисков рассказывается Мартином, который уравновешивает эксцессы Итана. Дважды искатели возвращаются на ферму Йоргенсена, потеряв след, пока новые улики не отправляют их снова в путь. При первом возвращении Лори спешит поцеловать Мартина, а тот комментирует: «Я совсем забыл, как хорошенькая она была». Когда он возвращается во второй раз, она уже помолвлена с Чарли МакКорри. Возникшая в результате потасовка между Мартином и Чарли — это самая забавная сцена Форда. Но даже когда Уэйн не в центре внимания, его персонаж доминирует, прерывая романтические линии своей целеустремленностью.

В ходе путешествия Итан также много копается в себе. В финале, потратив пять лет на поиски Дебби и обнаружив, что она теперь команчи во всем, кроме происхождения, Итан решает застрелить ее, но Мартин встает между ними, а засада Шрама прерывает казнь. Позже Итан загоняет Дебби в угол пещеры и бросается на нее. Но вместо того, чтобы задушить, он берет ее на руки, баюкая: «Пойдем домой, Дебби». В сценарии, основанном на книге ЛеМэй, это сходство с Мартой спасает ей жизнь. Амос (Итан) приставляет пистолет к голове Дебби: «Извини, девочка, закрой глаза», прежде чем в последний момент, передумав, добавляет: «Ты определенно любишь свою мать.»

Музыка Макса Штайнера - лучший саундтрек к фильму Форда, от звуков струнных и барабанов, которые позже назовут «темой команчей», до мелодичной инструментальной баллады о Гражданской войне «Лорена». Темы варьируются от комедийной до «Гарриоуэна», когда кавалерия конвоирует пленных команчей. Кен Кертис исполнил серенаду Лори, сыграв «Gone Again, Skip to My Loo My Darlin», а Стэн Джонс написал слова к заглавной песне «Искатели»:

В конце фильма лирика отражает изменение Итана, все еще странника, но успокоившегося: Человек будет искать свое сердце и душу, искать путь.

Повторяющееся «уехать» сопровождает знаменитый финальный кадр фильма, когда Итан возвращает Дебби на ранчо Йоргенсенов. Форд снял эту сцену через дверь, обрамленную тьмой. Когда человек проходит через неё, он становится силуэтом, затем исчезает в тени. Проходят мистер и миссис Йоргенсен, Дебби, Итан отступает в сторону, пропуская Лори и Мартина. Итан замирает в перекошенной позе, глядит куда-то, обдуваемый степным ветром. Затем он поворачивается и бесцельно уходит прочь от дома. Дверь закрывается, обрекая его навеки скитаться меж ветров, веками ища: «Но где, о Господи, Господи, где?»

Во время постпродакшна сцена, изображающая резню Кастера на реке Вашита, была вырезана из фильма, а встреча между Итаном и Кастером (которого играет Питер Ортис) также попала под ножницы. Все, что осталось - это последствия резни, и как кавалерия берет врагов под стражу. Выдает сокращения внезапное изменение климата – минуту назад Итан и Мартин без рубашки были в Долине Монументов, рядом с рекой, в следующем кадре они в заснеженном Эдмонтоне наблюдают за стадом бизонов, а Хантер подробно описывает недельный снегопад.

«Искатели» был выпущен в США 25 мая 1956 года. На плакатах изобразили Уэйна и Хантера верхом на лошадях в Долине Монументов на фоне пылающего заката со слоганом: «Он должен был найти ее… он должен был найти ее…» Предположительный расизм Итана подвергся критике, а издание Variety отметило, что «Уэйн — озлобленный, неразговорчивый человек... и причины его поведения оставлены воображению зрителя». Журнал Look назвал Шрама «самым злым, неисправимым экранным индейцем за долгое время», а фильм «самым будоражищим со времен Шейна». Трейлер, который включал в себя не вошедшие в фильм кадры, на которых Итан едет к ранчо Аарона, сообщал: «Приключение… От засыпанных песком пустынь Аризоны до заснеженных равнин Канады». Характер Итана искаженно преподнесен, как «редкое мужество, которое просто длится и длится, далеко за пределами всякого разумного терпения… никогда он не думает о себе как о мученике, никогда не думает о себе как о храбреце». В Великобритании фильм получил рейтинг «U» в апреле 1956 года. «Искатели» также стал первым фильмом, для продвижения которого использовался рекламный документальный фильм «Making of», демонстрировавшийся в течение четырех недель на телешоу Warner Bros. Presents. В студии к ведущему Гигу Янгу присоединились Хантер и Вуд, которая появилась в костюме команчей и провела для зрителей экскурсию по резервации навахо. «Добро пожаловать еще раз на землю навахо,» — говорит Янг в одном из эпизодов, стоя перед студийным задником с изображением Долины Монументов.

«Искатели» — третий по успешности вестерн пятидесятых годов (после «Шейна» и «Крутых мужчин»), собрал 4,9 миллиона долларов. Во Франции фильм назывался «La Prisonnière Du Désert» («Узник пустыни»), в Германии «Der Schwartze Falke» («Черный сокол»), а в Италии «Sentieri Selvaggi» («Дикие тропы»). В Великобритании поп-группа «Искатели» (известные по «Иглам и булавкам») назвалась в честь фильма Форда, в то время как Бадди Холли позаимствовал крылатую фразу Уэйна «Настанет день» в качестве названия для своего хита 1957 года. В феврале 1962 года Уэйн назвал своего сына Джоном Итаном. Форд выиграл шесть Оскаров на протяжении карьеры, но ни одного за вестерн. Уэйн выиграл один за свой эксцентричный образ в роли одноглазого маршала Когберна в «Истинной доблести» (1969). Оба должны были получить их за «Искателей», но фильм даже не был номинирован ни в одной категории. «Искатели», тем не менее, остаются шедевром Форда.

В последующие годы Форд был известен публике, как вздорный старик в примечательной мятой шляпе, с повязкой на глазу и сигарой. Он продолжал снимать фильмы, в основном вестерны, но лишь однажды он сделал фильм, сравнимый по силе с «Искателями». «Конные солдаты» (1959) оказался посредственным рассказом о Гражданской войне с Уэйном в главной роли. «Двое скакали вместе» (1962) с Джеймсом Стюартом и Ричардом Видмарком в главных ролях можно назвать пантомимой Форда, тяжеловесной, вдохновленной «Искателями», повестью о маршале и кавалерийском офицере, ищущих белые пленников, на этот раз у команчей Куанны Паркера (снова Генри Брэндон). В шутку Паркер называет офицера Видмарка «Натани Нез» (собственное прозвище Форда от навахо, данное ему во время съемок фильма «Дилижанс», что означает «высокий лидер»). Форд называл этот фильм «худшим куском дерьма, который я сделал за двадцать лет». 22-х минутный эпизод «Гражданская война» из эпика «Как был завоеван Запад» (1962) с Уэйном в роли генерала Шермана оказался лучше, но это лишь малая часть длинного пятисерийного фильма, мыльной оперы-вестерна для трехэкранного Cinerama, собравшего в США 20 миллионов долларов. Уэйн также сыграл Шермана в эпизоде телесериала «Караван повозок» под названием «История Колтера Крауна», поставленного Фордом в 1960 году (Уэйн снимался под псевдонимом «Майкл Моррис»). Форд вернулся в Долину Монументов для ряда кадров ленты «Сержант Ратледж» (1960 – использовал местность около Трёх Сестёр) и большей части «Осени Шайеннов» (1964), последнего из семи фильмов, снятых им там. Оба были апологетическими вестернами – первый голливудской трактовкой проблемы чернокожих американцев, второй неким обращением к теме коренных американцев – от режиссера, который утверждал: «Я убил больше индейцев, чем Кастер».

Единственный великий фильм, снятый Фордом в этот период, до выхода на пенсию в 1966 году, это «Человек, который застрелил Либерти Валанса» (1962). В нём мифы запада оказались ложью, адвокат с востока Рэнс Стоддард (Джеймс Стюарт) делает политическую карьеру, потому что он «человек, застреливший Либерти Вэлэнса». Вэлэнс — необузданный наемник с кнутом, стрелок, работающий на скотоводов, сыгранный Ли Марвином. Человек, который на самом деле застрелил его, Том Донифон (Джон Уэйн) прячется в тенях за дорогой. Собранный из флэшбэков, с сенатором Стоддардом и его женой (Вера Майлз), вернувшимися в Шинбоун на похороны Донифона, «Либерти Вэланс» - самый циничный вестерн Форда, снятый почти полностью в студийных павильонах и вестерн городке студии «Парамаунт». В нём культовый «Дилижанс» Форда представляет собой покрытую пылью громадину, безнадежно устаревшую для нового цивилизованного запада, в то время как герой Уэйна пытается покончить с собой, сжигая собственный дом. Когда правда раскрывается Стоддардом, газетчиком резюмирует: «Это запад, сэр. Когда легенда становится фактом, печатайте легенду». Контрастные экранные образы Уэйна и Стюарта работают хорошо. Как отметил Стюарт: «Люди идентифицируют себя со мной, но мечтают быть Джоном Уэйном».

В документальном фильме «Американский запад Джона Форда» (1971) Форд вернулся в Долину Монументов в последний раз. Уэйн все время называет его «Папашей» или «Учителем» и ведет рассказ, стоя на «Форд-Пойнт» в Долине Монументов, месте, где Форд так часто размещал свою камеру, что ее назвали в его честь. Форд режиссирует падение с лошади Уэйна (дублер Чак Роберсон), затем режиссер и звезда вспоминают старые дни. «Воспоминания возвращаются», — говорит проникновенно Форд. Учитывая обычное раздражительное бахвальство Форда, это очень трогательный момент. Закадровым голосом Форд размышляет: «Я никогда не чувствовал себя важным, или что я делаю карьеру режиссера, или являюсь гением, или еще что-нибудь такое… Когда я уйду, я хочу, чтобы меня помнили, как Джона Форда, парня, который снимал вестерны».

Из книги ГОВАРД ХЬЮЗ "ДИЛИЖАНС В ТУМБСТОУН" Справочник кинолюба по лучшим вестернам Пер. с англ. Свен Железнов

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Предыдущие главы:

Человек из Ларами

Вера Круз

Джонни Гитара

Шейн

Ровно в полдень

Она носила желтую ленту

Красная река

Моя дорогая Клементина

Дилижанс

Дилижанс в Тумбстоун (3)

Дилижанс в Тумбстоун (2)

Дилижанс в Тумбстоун (1)