Вторник, 28 Ноябрь 2017 00:00

Монакская тайна Андрея Вавилова Избранное

Почему экс-министр финансов  до сих пор не прокомментировал кончину своей супруги Марьяны Цареградской? 

Интрига вокруг неожиданной смерти российской актрисы Марьяны Цареградской нарастает, и отчасти это связано с выходом публикации в ЖЖ Станислава Садальского. Статья, которая начинается с сообщения о похоронах Цареградской без указания каких-либо источников информации, получила название «Где большие деньги, там смерть». Она полна туманных намеков и недосказанностей, и заставляет предполагать, что ее автор хорошо осведомлен о ситуации и явно знает о смерти актрисы что-то еще.

Газета «Версия» попыталась узнать какие-либо подробности, но их то ли не хотят раскрывать, то ли вовсе не располагают никакой информацией. О похоронах, которые, как сообщил Садальский, должны пройти в грядущую субботу, не знают ни коллеги Цареградской, ни ее друзья, и откуда эти сведения у Садальского, остается только гадать.

Сам автор странной публикации оказался вне зоны доступа: Садальский неожиданно уехал в Европу, и на вопросы в своем ЖЖ не реагирует. Едва ли его отъезд связан с тем, что он опасается неприятностей в связи с посвященной кончине Цареградской статьей, но нельзя не согласиться с тем, что его материал добавил интереса к ситуации.

Садальский отмечает, что причины смерти актрисы не установлены, но при этом не сомневается, что правду не узнает никто. Вероятно, у него имелись основания для того, чтобы высказаться таким образом. В любом случае, при прочтении публикации складывается впечатление, что Садальский был хорошо знаком с Марьяной Цареградской, и в их отношениях присутствовал некий конфликт. Иначе, что еще могло заставить Садальского в столь резком ключе высказаться по поводу таланта неожиданно умершей актрисы?

Впрочем, куда интереснее другой момент. По какой причине очередная медийная персона делает вброс информации, которая не подлежит проверке, а затем не дает больше никаких комментариев по этому поводу?

Предшествующий вброс, как уже обращала внимание «Версия», был сделан на минувшей неделе писательницей Мариной Юденич, которая заявила, что Цареградская скончалась в результате тяжелой болезни, и последние недели своей жизни она провела в Штатах. В то же время, на страницах литератора в социальных сетях о смерти актрисы не появилось ни слова, а от общения с журналистами она отказывается. Это невольно вызывает подозрения в том, что заявление Юденич понадобилось для того, чтобы отвлечь общественность и сбить с правильного направления мысли.

 Предполагать это имеются все основания. «Версия» провела собственное журналистское расследование, в ходе которого установила, что в период, предшествующий смерти Цареградской, артистка и ее супруг Андрей Вавилов проживали на принадлежащей им вилле в Монако. Во всяком случае, как утверждают многочисленные свидетели, пару видели в центре Монте-Карло, а знакомые семьи говорят, что и дети Вавилова и Цареградской тоже проживали с родителями в Монако.

По данным источников, семья в течение многих лет жила на одной из «портовых» вилл, которые находятся в фешенебельном районе Монте-Карло. Интересно, что около года назад элитная недвижимость выставлялась на продажу, но сделка, вероятно, не состоялась, так как Цареградская до последнего времени жила именно там.

Кроме того, известно, что несколько лет назад Вавилов и Цареградская обращались к местным властям с просьбой предоставить им полноценный вид на жительство, но, вероятно, получили отказ.

Остроты добавляет тот факт, что во всех документах, которые присутствуют на сайтах соответствующей направленности в открытом доступе, практически все основные активы в семье были оформлены на Цареградскую. Это относится и к дому в Монте-Карло.

«Версия» обращает внимание на еще одну сенсацию: дело, которое было заведено полицией Монако в связи со смертью Цареградской, практически сразу передали в Париж. Не исключено, что это связано с далеко не идеальной репутацией местных правоохранителей, которые закрывают глаза на любые происшествия, в которых так или иначе фигурируют состоятельные люди, если, конечно, они приняли меры, чтобы установить с полицией хорошие отношения. Так это, или нет, неизвестно, данный факт четко указывает, что во внезапной кончине актрисы все довольно неоднозначно. Ведь в противном случае, едва ли случившимся заинтересовались правоохранительные органы.

Как бы там ни было, передача дела в высшие полицейские инстанции позволяет надеяться, что пророчество Садальского о том, что реальные обстоятельства гибели Цареградской не будут раскрыты никогда, не сбудется.

Помимо всех прочих «белых пятен», остается неизвестным, где сейчас находится муж Цареградской, Андрей Вавилов, и по какой причине с его стороны не прозвучало никаких заявлений. Не потому ли, что он тоже может быть замешан в гибели Цареградской?

К слову, в своем ЖЖ Садальский упоминает об одной истории, которая представляет большой интерес, но ранее никогда не попадала в поле зрения СМИ. Из представленной им информации следует, что Цареградская попала в серьезнейшую аварию, после которой артистку буквально «собирали по частям». Как отмечает блогер, сначала следствие постановило, что вина за ДТП лежит на Цареградской, однако, спустя три года дело было возобновлено, а виновник аварии, Максим Кочетков-Богатков, арестован. При этом Садальский упоминает, что на итоговом заседании суда появился лично Андрей Вавилов в сопровождении нескольких охранников. На тот момент, как указывает автор материала, бывший министр являлся фигурантом 17 уголовных дел. Совпадение или нет, но прокурор в заключительной речи повторил требования, озвученные адвокатом Цареградской, потребовав выплаты компенсации в размере одного миллиона долларов и максимального срока лишения свободы.

Вняв совету адвоката Анатолия Кучерены, Кочетков-Богатков не стал оспаривать приговор, а спустя месяц вышел по амнистии и уехал в США вместе с семьей. В 2001 году бизнес-интересы привели его в Москву. Обратно он уже не вернулся – пропал без вести. Садальский рассказывает о попытке пообщаться по этому вопросу с Кучереной, которая закончилась провалом из-за нежелания юриста идти с ним на контакт.

История Садальского завершается фразой, в которой при желании можно разглядеть явный намек на того, кому выгодно произошедше: «На сегодняшний день Вавилов – богатый вдовец».

Загрузка...

СМАРТ-БЛОГИ